Глава ФНС Михаил Мишустин: Если налогоплательщик самостоятельно готов уточниться, зачем лишний раз проверять?

Количество выездных налоговых проверок в России стремительно сокращается. По словам главы налогового ведомства Михаила Мишустина, последние годы выбрана стратегия создания атмосферы с открытыми для налогоплательщиков критериями риска. Новые технологии помогают ослабить давление на добросовестный бизнес.

В первом квартале 2019 года количество выездных налоговых проверок сократилось на 36% и составило 2,7 тыс. (в первом квартале 2018 года – 4,1 тыс.). Для сравнения: в 2010 году было 75 тысяч выездных проверок, а по итогам 2018 года количество подобных проверок опустилось до 15 тысяч.

Вот, что на эту тему рассказывает глава службы Михаил Владимирович Мишустин: «В России одно из самых либеральных в мире налоговых администрирований. По количеству и охвату проверок, по жесткости применения наши коллеги из других стран работают гораздо жестче».

Ведомство активно внедряет новейшие технологии, использует различные инструменты аналитики. Мишустин перечисляет: «Мы внедрили специальную систему по учету НДС, контролируем розничные операции через онлайн-кассы, проводим мероприятия по легализации зарплат. Все это вместе привело к повышению платежной дисциплины и росту налоговых поступлений». «Налоги – это цена, которую мы платим за возможность жить в цивилизованном обществе». В этом смысле ставки у нас не самые высокие в мире. Но вначале мы пытаемся избежать проверки. Если налогоплательщик самостоятельно готов уточниться, зачем лишний раз проверять?».

Мишустин подчеркивает, что применяемый налоговыми органами риск-ориентированный подход основан на четком отделении добросовестных налогоплательщиков от тех, кто уклоняется от уплаты налогов. Целью любой налоговой инспекции является выстраивание прозрачного партнерского диалога со всеми налогоплательщиками. Мы выходим на проверку только в крайнем случае, когда другие механизмы диалога не работают».

По данным ведомства еще пять лет назад в стране почти половина всех действующих юридических лиц попадали под определение однодневок — 1 млн 800 тыс. «И вы считаете, когда мы исключаем из реестра эти компании, мы убиваем бизнес? Нет, мы убиваем недобросовестную конкуренцию, мы помогаем добросовестному бизнесу, чтобы рядом никто не воровал и не легализовывал какие-то контрафактные товары, никто не занимался тем же самым, что и он, не платя ни копейки налогов государству. При этом налоговая нагрузка на малый бизнес и вовсе одна из самых низких в мире», — подчеркивает Михаил Мишустин.

По словам Михаила Владимировича, ФНС уже не в первый раз фиксирует рекордное сокращение числа однодневок — летом 2018 года их доля упала до прошлого исторического минимума – 7,3% от общего числа всех компаний. А весной 2019 года количество неблагонадежных компаний упало до 4,7% от общего числа зарегистрированных в России юридических лиц, что является новым историческим минимумом.

И в заключении Мишустин подчеркивает: «То, что мы делаем последние годы, — это минимизируем взаимодействие с налогоплательщиком, а если оно неизбежно — делаем его по возможности бесконтактным, быстрым, удобным».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code